Владислав Попов: «Малому бизнесу действительно можно неплохо заработать в период кризиса»

Поддержка малого и среднего предпринимательства (МСП) – один из пунктов мартовского послания Владимира Путина.

«К середине следующего десятилетия вклад малого бизнеса в ВВП страны должен приблизиться к 40%, а число занятых здесь – вырасти с 19 млн. до 25 млн. человек», – сказал Президент.

Сейчас доля малого бизнеса в ВВП порядка 20%. После выхода нового майского указа Правительство планирует заняться практически полной перезагрузкой поддержки предпринимательства.

Одному из направлений такой перезагрузки посвящена конференция, которая пройдет 1 июня в Правительстве Кировской области. На ней представители АО «Федеральная корпорация развития малого и среднего предпринимательства» помогут кировским бизнесменам открыть доступ к закупкам у крупнейших предприятий страны.

В преддверии данного мероприятия редакция «Вятки областной» попыталась узнать у ряда предпринимателей, почему они не участвуют в закупках, государственных и муниципальных заказах.

Затем обсудили эти вопросы с Уполномоченным по защите прав предпринимателей в Кировской области Владиславом Леонидовичем Поповым.

– Один из ответов бизнеса был таким: «мы просто даже не знали». То есть существует проблема информированности. Что здесь, Владислав Леонидович, на ваш взгляд, – недоработка власти или апатия бизнеса?

– Малому бизнесу и индивидуальным предпринимателям участвовать в тендерах действительно очень непросто. Если крупное предприятие может позволить себе покупку программного обеспечения, вносить залоги за участие в торгах и выполнять работы или продавать продукцию авансом, то для небольших компаний все эти финансовые риски могут обернуться полным крахом. Это, на мой взгляд, одна из основных причин, почему представители мелких и средних бизнес-структур не спешат связываться с системой государственных закупок.

В рамках института уполномоченных есть ассоциация госзакупок и торгов при Уполномоченном при Президенте Б.Ю. Титове. Любой предприниматель может обратиться туда, и они помогут консультацией, как правильно работать при госзаказе.

– Что нужно сделать власти и бизнесу для повышения информированности?

– Есть такая структура как Ассоциация электронных торговых площадок. В рамках интересов конкретного предприятия членство в АЭТП гарантирует владение огромным спектром информации и несоизмеримо большими возможностями по реализации продукции. Вступление в Ассоциацию необходимо всем, кто стремится к развитию бизнеса, переходу на новый уровень сбыта и приобретению продукции, сокращению затрат и обеспечению безопасности информации.

15% должно быть у малого бизнеса по госзакупкам, это прописано в 44 Федеральном законе, что гарантировано государством.

Кроме того, Правительство РФ активно занимается повышением доступа малого и среднего бизнеса к госзакупкам. Например, в августе 2016 года было подписано постановление о повышении порога доступа субъектов МСП к закупкам госкомпаний с 10 до 15% с января 2018 года. Постановление призвано устранить неэффективные траты, а расходы в сфере госзакупок сделать более прозрачными и обоснованными.

– Второй тезис от бизнеса звучал так: там запутанные, сложные процедуры, хождение по кабинетам, сбор документов и т.д. Насколько это соответствует действительности и нужно ли здесь что-то менять?

– Там, конечно, огромная бюрократия, документы, которые надо представить, сам черт ногу сломит. Такая проблема действительно существует. Кроме того, Федеральная антимонопольная служба РФ применяет избыточное регулирование, в частности от преследований страдает малый и средний бизнес. Принятые в 2016 г. поправки к закону о защите конкуренции, смягчающие требования антимонопольного законодательства, так сказать, иммунитеты, предназначены для незначительной части бизнеса, годовая выручка которой составляет менее 400 млн. руб. По моему мнению, и я согласен с Б.Ю. Титовым, эту границу надо поднимать до 800 млн. руб., потому что до такого объема выручки бизнес считается малым.

– Может быть, сам бизнес тоже виновен в такой ситуации – много недобросовестности с его стороны, а иногда и просто мошенничества?

– Ежегодно в России возбуждается в три раза больше дел по антиконкурентным соглашениям, чем во всех странах «большой семерки». А под видом борьбы с картелями в России идет преследование малого и среднего бизнеса. Картельные дела ФАС отличаются низким качеством: в 2016 г. до 70% возросла доля решений в этой сфере, которые суды признали незаконными полностью или частично. При этом зачастую суды характеризуют картельные решения ФАС как «необоснованные», «построенные на надуманных основаниях», «бездоказательные», а крупные компании успешно оспаривают многомиллионные штрафы. ФАС не только преследует антиконкурентные соглашения малого бизнеса, но и называет картелями то, что ими не является.

– Что делать и той и другой стороне?

– Нужно более тщательно расследовать подобные «картельные дела» и не доводить дела до судов.

– Третий тезис, скажем так, это неверие в честность процедур закупок. По-простому: «там все заточено под конкретных аффилированных (или не очень) людей (компании, организации и т.д.)». Насколько это соответствует действительности?

– Контракты по госзакупкам часто достаются организациям, близким к ответственным за это чиновникам. Никто этого не отрицает, даже наш Президент. Но говорить — одно, а предоставлять доказательства таких злоупотреблений — совсем другое. Доказать злой умысел организаторов торгов бывает не так-то просто, потому что они приспособились к 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд».

Считаю, что подходы по привлечению малого бизнеса к участию в госзакупках малоэффективны. Первый подход — привлечение субъектов малого предпринимательства на контракт как основных исполнителей, второй — привлечение их через субподряд. Заказчик использует эти нормы в свою пользу, из-за этого субъект малого предпринимательства ничего не получает от госзаказа. Если заказчик разыгрывает крупный лот и выставляет требования о том, что основной подрядчик должен привлечь на субподряд субъект малого предпринимательства, на рынке происходит следующее: лот забирает крупная организация, затем она учреждает свою компанию, формально подходящую под МСП, и вводит туда все денежные средства для того, чтобы заказчик формально попал под 15%». Получается, что крупный бизнес прячется за малым.

Когда в госзаказе участвуют от одного до трех поставщиков, то это очень похоже на сговор. Когда участников пять, то уже идет конкуренция и разговор о цене, при этом и здесь есть попытки лоббировать, но с ценой сделать ничего нельзя. А вот когда семь участников, тогда и общественности делать нечего, между собой им будет тяжело создать коррупционную схему. Бывают тендеры, где 25 участников, тогда действительно выиграет тот, кто дает хорошее качество по низкой цене. В таких условиях у малого бизнеса больше возможностей участвовать в госзакупках.

– Что делать и тем и другим?

– Соблюдать действующее законодательство.

– И напоследок несколько доводов: почему бизнесу стоит хотя бы попробовать поучаствовать?

– Пробовать участвовать, так как довольно часто встречаются ситуации, когда крупному бизнесу совсем неинтересно выигрывать тендеры на малые заказы, а малому бизнесу действительно можно неплохо заработать на этом в период кризиса.

В целом государственные закупки для малого бизнеса характеризуются как положительная новация на российском рынке. Научившись работать в цифровом информационном пространстве, активный предприниматель быстро научится ориентироваться на рынке государственных закупок с максимальной выгодой для себя.

– Можно ли по этим вопросам предпринимателям как-то контактировать с вами, можете ли вы чем-то помочь бизнесу?

– Практика Уполномоченного позволяет определить основные барьеры для входа субъектов малого и среднего бизнеса на рынок государственного и муниципального заказа.

Зачастую заказчик выдвигает неправомерные требования к закупаемым товарам и услугам. Допускаются нарушения в документации при описании объекта закупки, чтобы отсеять «ненужных» участников.

В целях создания преференций для крупных подрядчиков производится укрупнение лотов, в результате отсекается малый и средний бизнес, который не может осилить большие объемы работ.

А ведь заказчик должен понимать, что разделение крупного лота на меньшие приведет к увеличению количества потенциальных участников закупок, что напрямую будет способствовать развитию конкуренции, в том числе сделает доступным участие в аукционах малых производителей.

Растёт число закупок у единственного поставщика, а заказчики всё чаще обходят конкурентные процедуры, закупая продукцию через ГУПы и МУПы, которые подпадают под более лояльный 223-ФЗ, чем 44-ФЗ. Единственные поставщики захватывают «власть» на конкурентных рынках, в частности, на рынках топлива и лёгкой промышленности.

Конечно, любой предприниматель может обратиться к уполномоченному, если считает, что его права нарушены со стороны антимонопольного органа, если, по мнению предпринимателя, имеются нарушения требований антимонопольного законодательства, по вопросам неисполнения государственных и муниципальных контрактов, что довольно часто встречается на практике.

***

Напомним, на решение этих и других проблем ориентирована конференция «Малый бизнес в крупных закупках», которая 1 июня пройдет в Правительстве Кировской области.

По вопросам регистрации на конференцию необходимо обращаться в министерство экономического развития и поддержки предпринимательства Кировской области по телефону (8332) 708-100 или на адрес электронной почты: o.chetvertnykh@ako.kirov.ru.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

 
 
 

Загрузка...
Загрузка...

Добавить комментарий

CAPTCHA image
*